Загальна кількість переглядів сторінки

21 лютого 2012 р.

«Прощення звільнило мене від ненависті»




Це фото знайоме мені ще зі шкільної лави. Радянська ідеологія вміло маніпулювала свідомістю громадян, використовуючи все на свою користь. Для мене ця чорно-біла світлина була символом болю, страждань та принижень в’єтнамського народу та безсердечності американського загарбництва та військової злочинності (що, в принципі, й було насправді).

Але ця історія, виявляється, має й зворотній бік. Лише нещодавно, дякуючи всезнаючому інтернету, я дізнався про всю історію знаменитого знімка.


Кім Фук, дівчинка з фотографії, вижила. І не просто вижила, її подальша доля не менш цікава та інтригуюча, аніж фото, що зробило її відомою на цілий світ.

Щоб не повторюватися, подаю текст, широко розповсюджений в інтернеті.

В июне 1972 года команда британских журналистов освещала военные действия во Вьетнаме для телеканала ITN. Крис Уэйн и его съемочная группа 8 июня прибыли в деревню Чангбанг для нового репортажа. Накануне сюда пробрались северные вьетнамцы, которые готовились к контратаке. К полудню в небе появились старые вьетнамские бомбардировщики.

В это время жители деревни спрятались в храме, где, как им казалось, будет безопасно. Однако вскоре самолеты начали сбрасывать бомбы и все вокруг запылало. «Меня обуял ужас, я побежала от огня. Я увидела брата и кузину. Мы бежали. Моя одежда горела» — вспоминает Ким Фук.

Съемочная команда находилась неподалеку от этого места, и вскоре увидела детей, бегущих по дороге. Они не издавали ни звука, пока не увидели взрослых. Девочка кричала и махала руками. В это время вьетнамский фотограф Ник Ут сделал снимок.

Крис Уэйн остановил бегущую девочку и начал обливать ее водой. «У нас кончалась пленка, и мой оператор, теперь уже покойный великий Алан Доунс, был недоволен тем, что я просил его тратить бесценную пленку на съемки ужасных сцен, которые были слишком жуткими для показа в эфире, — говорит журналист. — А я считал, что нам нужно рассказывать обо всем как есть, и, к чести телекомпании, ITN продемонстрировала эти кадры» — рассказывает Крис Уэйн.



Второй снимок, сделанный фотографом Ником Утом не такой популярный. На нем изображены те, кто находился по другую сторону знаменитой фотографии — съемочная группа и солдаты, помогающие девочке. Этот снимок никогда не публиковался на территории СССР, потому как история первого снимка была такова, что дети бегут от американских солдат, устроивших бойню в деревне.

Ник Ут отвез девочку в детскую больницу в Сайгоне, где работали британцы. Вскоре фотография с девочкой облетела весь западный мир, и всех интересовала дальнейшая судьба девочки. Через несколько дней Крис Уэйн приехал в госпиталь навестить Ким: «Я спросил медсестру, как она, и она сказала, что девочка умрет завтра». Тогда журналист перевез девочку в другую больницу, специализирующуюся на пластической хирургии, где Ким спасли жизнь. Она пролежала в больнице 14 месяцев и перенесла 17 операций. Образ девочки, бегущей от ужаса, стал символом ужасной войны. Сама же Ким Фук вскоре исчезла из поля зрения.

Дальнейшая судьба Ким Фук была так или иначе связана со знаменитой фотографий. В студенческие годы ее отозвали из медицинского университета в Гаване, чтобы сделать элементом пропаганды у себя на родине. В Гаване Ким встретилась со своим будущим мужем. Когда она вернулась к учебе, это уже был университет на Кубе, Ким продолжала опасаться того, что ее снова будут использовать как «символ войны».

«Я слышала, что многие кубинские студенты останавливаются в Канаде на пути из Москвы: там самолет заправляется, — говорит она. — Сделав это, я, наконец, обрела свободу». Так Ким оказалась в Канаде, где вела тихую жизнь с мужем и двумя детьми. Но в 1995 году о ней снова заговорили со страниц газеты Toronto Sun. 



«Я хотела забыть об этой фотографии: чем более известной она становилась, тем меньше у меня оставалось личной жизни, — говорит Ким. — Мне казалось, что я навсегда останусь во власти этого образа». В какой-то момент Ким осознала, что больше не является жертвой, что она свободна. Она учредила Фонд Ким Фук, который оказывает медицинскую и психологическую помощь жертвам войны.

Крис Уэйн ушел на пенсию в 1999 году, и даже представить себе не мог, что однажду он встретится с Ким. «В то время это была просто история, одна из многих, хотя и страшная, — говорит он. — Это совершенно точно была худшая вещь, с которой я когда-либо сталкивался. А затем, когда интерес появился вновь, я почувствовал, что Ким используют. Именно поэтому 10 лет назад я отказался встречаться с ней перед телекамерами — для шоу Опры Уинфри». Крис изменил свое мнение о Ким после встречи с ней, ведь он увидел, что она стала сильной женщиной, производящей очень глубокое впечатление.

Але мене особисто вразила ще одна деталь цієї дивовижної історії: ставлення самої Кім до того, що сталося. На цю інформацію я натрапив лише на одному російськомовному сайті, де приводиться така цитата Кім Фук: «Напалм — это самая ужасная боль, которую вы только можете представить. Вода кипит при 100 градусах, а температура напалма от 800 до 1200. Прощение освободило меня от ненависти. У меня все еще много шрамов на теле, и я испытываю сильную боль почти постоянно, но мое сердце чисто. Напалм силен, но вера, прощение и любовь куда сильней. У нас вообще не было бы войн, если бы каждый мог понять, как жить с истинной любовью, надеждой и прощением. Если та маленькая девочка на фотографии смогла, спросите себя, можете ли и вы?»

«Прощення звільнило мене від ненависті». Це сказала людина, що пережила страшний фізичний та психологічний біль. Людина, в якої були причини ненавидіти. Але вона простила — і це свідчення її мужності та сили. Що ж, біблійні істини ще рано здавати в архів: на фоні загальної пропаганди культу сили та жорстокості любов та прощення показують свою дієвість та ефективність.



Немає коментарів:

Дописати коментар